История азартных игр в Америке
Все об азартных играх в онлайн казино!
Математика азартных игр.
English casino
ЛотоПомощник
Популярные статьи
Наша рассылка

Покер

(Д.С.Лесной, Л.Г.Натансон)

Часть 3.2 Занимательные истории

Потенциальные шансы

Сильные игроки учитывают не только прямое соотношение ставки, которую им предстоит сделать, с величиной банка, который они могут взять в случае удачной покупки. Они учитывают также потенциальные шансы, которые появляются у них в случае удачи. Ведь борьба может получить неожиданное развитие! В расчёт идёт также личность противника, состояние его души и кошелька, масштаб соревнований и много других “побочных” факторов.

Показательный случай, когда мастер отходит от строгих математических канонов, приводит Дэвид Склански в книге “Теория покера”.

Финальная сдача чемпионата мира 1980 года. Лас-Вегас. Казино “Подкова”. Игра в безлимитный холдем. Двукратный чемпион мира Дойл Брунсон имел перед собой $232500, а его противник, юный Стю Унгар, кудесник джин-рамми и покера из нижнего Ист-Сайда Нью-Йорка – $497500. (Такие астрономические суммы образовались в результате того, что 73 игрока купили членство в чемпионате по $10000 каждый.)

В финальной сдаче у Брунсона были разномастные туз и семёрка, а у Унгара 4 и 5. Перед прикупом $30000 пошли в банк, и на флопе пришли туз, 2, 7. Унгар спасовал, а Брунсон, посмотрев на тузов и семёрок, поставил $17000, рассчитывая втянуть Унгара в торговлю.

“Я бы не ответил намного больше, чтобы заткнуть дыру, – признался Унгар. (Заткнуть дыру на покерном жаргоне означает вытянуть карту, завершающую дырявый стрит.) – Но если у Дойла неплохая рука, стоит поставить $17000, поскольку, поймав тройку, я разорву его”.

Мысль Унгара базировалась строго на потенциальных шансах, которые он приобретал. Он не думал о $47000, находившихся в банке на тот момент, что давало ему шансы менее 3 к 1. Он думал обо всём, что Брунсон мог поставить, то есть о $215500. В сумме это составляло более $260000, поэтому Унгар оценил свои потенциальные шансы как 16:1, а шансы купить тройку и набрать стрит – 4:47, т.е. лучше, чем 1:11. Поэтому он принял эту ставку.

Нет надобности говорить, что четвёртой картой вышла тройка. Унгар поставил $40000. После некоторого раздумья Брунсон поставил всё, что у него было, передвинув в центр стола груду фишек. Поскольку Унгар имел лучшую комбинацию на данный момент (единственно, что хорошего мог купить Брунсон на последней карте, были туз или 7 для фулл-хауса), он с удовольствием уравнял эту ставку и выиграл чемпионат мира.

На следующий год в Гардене, Калифорния, на семинаре по покеру, проводимому Брунсоном, Склански и экспертом по обменному покеру Майком Каро, Брунсон признался, что сыграл неправильно, поставив $17000 на флопе. Не стоило, сказал он, давать Унгару шанс вытянуть идеальную карту – надо было поставить больше, чем Унгар смог бы ответить, имея на руках дырявый стрит, даже с учетом потенциальных шансов.

Блеф

Чемпионат мира 1978 года по безлимитному холдему, проходивший в казино “Подкова” в Лас-Вегасе, в финале свёлся к поединку между интеллигентом Бобби Болдуином из Талсы, штат Оклахома, и магнатом недвижимости Крэнделлом Аддингтоном из Сан-Антонио, штат Техас. За час до конца чемпионата Аддингтон имел $275000, а Болдуин около половины того - $145000. Всю дорогу Аддингтон был явным фаворитом у зрителей, но затем пришёл расклад, который всё перевернул. Будучи первым, Болдуин поставил перед флопом, и Аддингтон принял эту ставку. Пришел флоп

•Q, •4, 3.

Болдуин двинул ещё груду фишек на $30000, вероятно, пытаясь натянуть стрит или бубновый флеш. Кроме того, у него могла быть пара дам. Аддингтон, не долго думая, уравнял ставку в $30000. Видимо, у него самого была хорошая рука.

Шестой картой выпал туз бубён - устрашающая карта, - и к тому времени в банке набралось $92000. Медленно и задумчиво Болдуин подвинул один стэк (столбик) фишек на $10000, затем другой, ещё один, ещё – и так до тех пор, пока в центре стола не набралось девять стэков. Под конец красивым жестом Болдуин демонстративно уложил короткий стэк из $5000 поверх других. Он поставил $95000, оставшись практически разорённым.

Аддингтон впал в задумчивость. Он посмотрел на стопки фишек, потом на Аддингтона, пытаясь разгадать, где же ключ к такому поведению. Неужели парень блефует? Если бы Аддингтон уравнял ставку и выиграл, Болдуин практически был бы выбит из дальнейшей борьбы. Если бы Аддингтон уравнял эту ставку и проиграл, тогда Болдуин стал бы бесспорным лидером. Блефует парень или нет? Аддингтон решил, что нет, и бросил карты. Когда Болдуин загрёб банк величиной $92000, он не преминул перевернуть две своих закрытых карты, переправив их Аддингтону. Там были

10, 9.

Ничто. Пустое место. Конечно же, Болдуин блефовал. Аддингтон был вне себя, а спустя час Болдуин выиграл все деньги и стал чемпионом мира по покеру 1978 года.

“Счастье фраера – ярче тысячи солнц!”

В этой грубоватой поговорке профессиональных игроков, считающих остальных людей “фраерами”, заложен глубокий смысл. Прекрасное объяснение сущности “фраерского счастья” дал чемпион мира по покеру 1978 года Бобби Болдуин из Талсы, штат Оклахома. В финале чемпионата мира 1981 года он значительно опережал восемь других дошедших до финала игроков. И за пару часов проиграл две сдачи, когда его противники наменяли себе лучшую комбинацию на последней карте. Так неожиданно для всех он выбыл из чемпионата. По чистому совпадению, в обеих роковых сдачах оппонентам Болдуина необходимо было вытянуть одну из двух оставшихся дам из 44 закрытых карт, и они получили её оба раза.

Однако сам Болдуин объяснил, что не видит ничего удивительного (а тем более – сверхъестественного) в таких несчастливых убитках, как иногда называют подобные случаи.

“Я видел хороших игроков, жалующихся, что их всё время перетягивают, – сказал Болдуин после чемпионата 1981 года. – Но если они желают улучшить качество своей игры и эмоциональное состояние за столом, они должны понимать, что это мираж. Если вы классный игрок, партнёрам суждено перетягивать вас гораздо чаще, чем вы их, потому что у них комбинация должна быть хуже вашей гораздо больше раз, чем у вас против них. Нет варианта натянуть комбинацию лучше кого-то, если вы не рискуете поставить все деньги на худшей руке”.

Болдуин ясно даёт понять, что мастера не рассчитывают на везение. Они воюют с удачей, используя своё мастерство, чтобы свести элемент везения к минимуму. Полагая, что применяют лучшую тактику, они оставляют более слабому противнику шанс вытянуть счастливую карту.

Используя оптимальную стратегию, они и выигрывают чаще, чем проигрывают. На длинной дистанции всем достаётся одинаковая доля хороших и плохих карт, выигрышных и проигрышных комбинаций. Начинающие игроки в покер полагаются на сильные комбинации и счастливый приход. Профессионалы же используют свой опыт для минимизации потерь на слабых руках и максимизации прибыли на сильных комбинациях. Они также лучше других способны оценить, когда сильная рука не является лучшей за столом и когда слабая рука оказывается выигрышной.

Цена следования стереотипам

Существует опасность, что, строго следуя правилам, стратегическим принципам и канонам в игре, можно стать “прозрачным” для противника.

Интересный пример чтения карт противника случился на мировом турнире по покеру в конце 1977 года, где встретились два игрока мирового класса Дойл Брунсон из Лонгуорта (штат Техас) и Боунс Берланд из Гардены (штат Калифорния). Играли в безлимитный холдем. У Брунсона было около $20000, а у Берланда порядка $50000. Перед флопом Берланд солидно поднял ставку на ранней позиции, и Брунсон ответил ему, имея на руке две дамы. В прикупе пришли валет, 5, 2. Снова Берланд объявил достаточно весомую ставку, и Брунсон поддержал его. Следующей картой пришла ещё одна фоска, и Боунс объявил гигантскую ставку – примерно такую, чтобы Дойл был вынужден выставить все свои деньги. Дойл думал, думал, думал – наконец подвинул деньги к центру стола и уравнял ставку.

Многие полагали, Брунсон играет неправильно, принимая ставку с двумя дамами. Не похоже было, что Берланд блефует в данной ситуации. Скептики полагали: наиболее вероятно, у Берланда два туза или два короля, а могли быть и другие комбинации, способные побить двух дам Дойла. При том, как играл Боунс, единственная комбинация, которую мог побить у него Брунсон, были AJ: валет со старшей фигурой – тузом.

Когда Боунс показал свои карты при вскрытии, у него точно были туз и валет. Брунсон выиграл партию с двумя дамами и продолжил победную струю, став чемпионом мира по покеру в том году. Впоследствии я спросил Дойла об этом рискованном принятии ставки. “Дело в том, – сказал он – что Боунс не мог иметь двух тузов или двух королей, поскольку он никогда не поднимался на ранней позиции с такими комбинациями до прикупа. Обычно он просто уравнивал ставку, надеясь на постепенный медленный подъём в дальнейшей игре.”

Следовательно, в данном случае игрок высочайшего класса имел информацию, поскольку другой игрок такого же суперкласса играл правильно, но слишком последовательно. В безлимитном холдеме правильным считается медленное наращивание ставок на ранней позиции, имея на руке двух тузов или двух королей. Однако если Берланд всегда играл с такими парами одинаково, как он предположительно и делал, информация, которую он таким образом сообщал, стоила гораздо больше денег, чем то, что он надеялся выиграть, разыгрывая тузов и королей каждый раз по правилам.

Для дальнейшей иллюстрации стоимости непроизвольного раскрытия вашей руки предположим, что вы играете один на один в разз без анте, без вынужденных ставок и до бесконечности по времени. Поэтому вы решили играть супер-аккуратно, скидывая всё, кроме Т,2,3 на первых трёх картах. В отсутствие анте покажется, что вы наверняка кончите победителем, но на самом деле хороший игрок вас съест. Скоро он будет знать, что вы играете только на Т,2,3, и будет поступать соответственно. Он будет начинать с несколько худших комбинаций, чем у вас, например, с тройки от 5-ки или даже от 6-ки, но в итоге он всё равно обыграет вас, поскольку будет знать точно, что у вас в руке. Он будет в курсе, пришли к вам пары или нет, и никогда не допустит ошибки. С другой стороны, хотя вы и стартуете с лучшей рукой, вы натворите ошибок, потому что не знаете, что у противника. Отсюда следует, что, хотя в общем-то и правильно играть очень аккуратно в отсутствие анте и вынужденных ставок, но играя в разз только на комбинации Т,2,3, вы бросаете на ветер столько информации, что у вас не будет ни одного шанса обыграть хорошего оппонента.

Фундаментальная Теорема показывает, что если вы играете, позволяя противнику знать, что у вас, это может обойтись вам в круглую сумму. Если оппоненты точно знают вашу комбинацию, они никогда не допустят ошибки – только в ситуациях, очень близких по математике. Чем чаще в игре вы лишаетесь того, что имеете, тем менее вероятно, что оппоненты сделают ошибку. И всё же вы хотите, чтобы они делали ошибки. Провоцирование ошибок в определённом смысле и есть основная цель игры. Понятно, вы можете не захотеть мгновенно поднимать ставку, имея на руках трёх тузов, поскольку вы не хотите, чтобы оппоненты знали, какая у вас сильная рука. Вы хотите выиграть у них больше денег в следующих кругах торговли. В то же время никогда не подниматься с сильной рукой – это тоже ошибка.

Психологические уловки

Покойный Джон Кроуфорд был одним из величайших игроков всех времён и народов. Его любимыми играми были бридж и нарды, но также он прекрасно играл в джин-рамми (gin rummy). Они регулярно сражались в эту игру вдвоем с легендарным Освальдом Якоби. Класс игры у них был примерно одинаков, но, несомненно, Кроуфорд был выше по психологии. Он постоянно поддевал Якоби, дразнил его, смеялся над его ходами. Иногда он этим настолько доводил Якоби, что тот с трудом различал карты на столе.

В том же стиле лос-анжелесский профессиональный игрок в нарды Габи Хоровиц хорошо известен своей безумолчной болтовнёй во время игры, иногда его пренебрежительные ремарки начисто выводили игроков из состояния душевного равновесия. Профессионал по семикарточному стад-покеру Дэнни Робинсон также снискал себе неблаговидную репутацию за свое непрекращающееся словоизвержение, отвлекающее и дезориентирующее партнёров.

Это всё относится к психологическим уловкам, и им нет числа. Некоторые одобряют их. Другие нет. Хотя они занимают определённое место в покере, это не то, что является психологией данной игры в классическом понимании слова. Это лишь средства психологической атаки, применимые ко всем играм, точнее говоря, ко всем видам состязаний. Чемпион по шахматам Бобби Фишер использовал эти средства в своём знаменитом матче против советского гроссмейстера Бориса Спасского. Тренеры типа Эрла Вивера и Билли Мартина используют их на бейсбольном поле. А незабвенный Никита Сергеевич Хрущёв прославился использованием таких средств в дипломатии, проводя с их помощью тактику холодной войны.

Рекордный выигрыш в покер

Из книги рекордов Гиннесса

Рекордный выигрыш в покер был зафиксирован в 1889 г. в Санта-Фе, штат Нью-Мексико, США. Играли двое: Айк Джексон, один из самых богатых людей на Западе, и легендарный игрок Джони Доугерги. Они играли по западным правилам – 5 карт со сменой и без ограничения ставок. Игра продолжалась уже два часа, за ней наблюдали более ста человек, в том числе, губернатор тогдашней территории Нью-Мексико Л. Бредфорд Принс.

На кону стояло более 100 000 долларов. Наконец Джексон выписал и бросил на кон долговое обязательство под залог своего ранчо со стадом в 10 000 голов скота. В ответ Доугерти черкнул два слова, встал со своего места, сунул бумагу Л. Бредфорду Принсу, выхватил кольт и приставил его к голове губернатора. “Подписывайте, или я спущу курок”, – скомандовал он. Принс без колебаний подписал документ, и Доугерти, вернувшись к игорному столу, бросил бумагу на кон. “Поднимаю ставку до стоимости территории Нью-Мексико”, – отчеканил он. “Вот это поступок”, – сказал Джексон и бросил карты”.


Новые статьи
Опрос
Рейтинг@Mail.ru Официальный участник GPWA Безопасность сайта подтверждена SSL-сертификатом Comodo Сайт 18+. Посещая сайт вы соглашаетесь с тем, что вам 18 или более лет
Ђвтор текста